naechste: (Default)
Что-то часто на нашу улицу стали приезжать пожарные машины.
Когда первый раз увидела - думала, горит что-то. «Нет, - объяснили соседи, - их лица сияли чистым, детским счастьем сквозь притворную озабоченность, - это пьяница. Она закрылась на втором этаже и не пускает пожарных». Я бы тоже не пустила! Ещё бы и пинка дала. Путь лучше пожары тушат, козлы!
Впрочем, они не виноваты. Их кто-то сердобольненький вызвал, скучно сердобольненькому было среди садиков и фасадиков. Он, конечно, подглядывал, как мог, в окна, следил, старался, но это не то! Вот просто так, случайно, стоять у своей калитки неподалёку от пожарной машины и переглядываться со случайно оказавшимся рядом соседом – это почти счастье. Я не дождалась продолжения представления и даже не дослушала подробности.

А вчера человек позвал на помощь )
naechste: (Default)
Навеяно

Первый раз в Париже мы были с моей подругой Иркой. Когда м ы спустились в метро, Ирка радостно завопила, дёргая меня за рукав: "О, клошар! Настоящий клошар! Ты только посмотри, клошар!".

Она никого не хотела обидеть, просто была уверена, что говорим-то мы по-русски, и никто не бельмеса не понимает. Слово "клошар" ей всегда нравилось. Она произносит его с удовольствием, на французский манер, без редукции.

Помню взгляд этого человека. Похоже, что до этого момента он не осознавал всей глубины своего падения.

Похожий случай, с ней же, я уже когда-то описывала, давно очень.
naechste: (Default)
- Мам, никакие баллончики, баночки, тюбики, напитки, а также лекарства нельзя брать с собой в самолёт. Всё нужно сдавать в багаж
- Да, но дезодорант-то то можно?
- Да нет, его-то как раз особенно нельзя. Даже помаду нельзя.
- Как помаду?
- Вот так, давай, давай, положу в чемодан.
- Но одну то можно? как же я без помады? Меня же люди встречать будут!
- А это что, мам?
- Это крем тональный, Что, и его нельзя? А это все мои лекарства, как же без них?
- Мам, а это что?
- Две баночки кофе: мне и Гале. Кофе-то можно?!
- Нет!
Смотрит на меня как смотрят на свежепомешанного: вот только что был нормальный человек, а теперь - невменяем, ну да ничего не поделаешь.

Безжалостно отбираю кофе и запихиваю в непомерно раздутый чемодан, который был сначала стройным и изящным.

Потом я долго смотрю сквозь стекло в зал ожидания. Мама появляется там без сумки. Сумку заставили сдать в багаж, потому что обнаружили тональный крем и помаду, тщательно припрятанные от свихнувшейся дочери, а также три упаковки противного сырого фарша с луком, который обожает моя подруга Ирка и который я вынуждена посылать с каждой оказией, чтобы утолить Иркину прожорливость.

Заметила, что энергичные, подтянутые мужчины и кейсами, которые шли на шмон, выходили в зал ожидания, придерживая сползающие брюки, неуклюже пытались вставить снятые ремни в петельки. Потёртый и униженный вид сохранялся долго после победы над штанами. А женщины одевались независимо, в глазах было только мимолётное недоумение, мгновенно исчезавшее без следа.


А это иероглиф. Значения не знаю, в силу малограмотности.

naechste: (Default)
Читая стихи [livejournal.com profile] pernata_fogel - очень точные в деталях, живо вспомнила детсадовско-пионерлагерское детство. Подумала, что практически все старые обиды забыты, а эти - нет. Не то что бы я пылаю жаждой мести, просто воспоминания эти не тускнеют, как прочие неприятные. Пару лет назад мы с подругой гуляли по предрождественскому Берлину, что-то искали в многочисленных магазинах, устали, купили горячего глинтвейна, выпили, мгновенно опьянели и стали делиться детсадовскими обидами, громко, наперебой, слегка привлекая недоумённое внимание иноязычной публики. Опьянение прошло так же внезапно, как началось, стало очень смешно. Иногда мы вспоминаем этот эпизод и хохочем: две серьёзные женщины, жалующиеся на тётенек-воспитательниц.
А тётеньки были, действительно, премерзкие. )

Кстати, здесь можно пожаловаться на воспиталок и училок, жаль, без глинтвейна.


А это просто очень опасная бойцовая собака, так написано.

naechste: (Default)
Когда нам с подружкой Иркой было 6-7 лет, мы долго катались горки, копали подснежные ходы и прятались в ящиках, кучей сложенных у нас во дворе, а потом выскочили на улицу. В нашем доме были магазины "Фото-радио-музыка", и "Хозяйственный". В одном из них продавались перочинные ножички и фонарики. Мы коротко забежали в магазин - только проверить, там ли они ещё, не накопил ли кто денег раньше нас. Всё было на месте. Не знаю, была я сопливой, мне кажется, нет, но Ирка точно была. Мне это всегда слегка мешало. На наших шапках и штанах с начёсом, натянутых на валенки, висели куски льда, шапки съехали вперёд и набок, у меня всегда из по шапки выбивалась копна волос. В общем, были мы красоты неземной.

Наверно, поэтому подошёл к нам человек с большим фотоаппаратом и с сильным (не болгарским) акцентом попросил разрешения сфотографировать нас для болгарского журнала журнала "Зэльен". Мы не стали выпендриваться и легко согласились. Где-то может, до сих пор есть эта фотография, пожелтевшая от времени, где мы стоим с Иркой, обнявшись по-братски, грязные и лохматые, румяные и счастливые.

Я вскоре переехала в другой район, мы с Иркой иногда встречались, всё реже и реже. А потом, много позже, я увидела в троллейбусе серьёзную, важную матрону, очень похожую на Иркину маму, которую я всегда боялась и к которой конечно, не решилась подойти.

А это другие дети:


+2, 77 kb разных )
naechste: (Default)
Была у меня в детстве подружка Ирка. Была она всегда сопливая, вороватая, в шапке, нахлобученной на глаза. Из-под этой шапки она и высматривала, что бы стырить.
Я её очень любила, хоть и не одобряла воровства. Мы натаскивали в подъезд бездомных кошек, не понимая, что против них имеют взрослые. Смутная догадка возникла, когда мы обнаружили у оставленного на Иркино попечение младенца-брата прямо в центре розовой лысой макушки - блоху, увлеченную поеданием младенца Саши.

Мы с Иркой никогда не завтракали в школе, а деньги копили на перочинные ножики и фонарик. В этот же важнейший фонд шли деньги, которые Ирка тырила у родителей.
Я до сих пор не могу забыть драгоценный фонарик, потерянный в снежной пещере, где он был единственным источником света. А может, и не потерян он был, а украден шпионом.
Ведь все эти ножи, фонарики, пещеры служили святой цели - поимки шпионов, которых мы без устали высматривали, я просто, а Ирка из-под шапки.

Особенно опасен был один, про которого нам, видимо, кто-то объяснил, что он шпион, а может, мы и сами догадались. Нам приходилось преследовать его ползком, прячась в кустах и сугробах. Было очень страшно, в случае шпионского нападения вся надежда была на перочинные ножички, успокоительно утяжелявшие наши карманы.

На шпионе в любое время года было чёрное пальто, как и положено шпиону. Был он высок и довольно стар, с окладистой седой бородой. Мы поджидали шпиона в канавке напротив его подъезда - он жил в третьем, а мы с Иркой в первом,- а потом, пыхтя ползли, выясняя его маршрут. Ползти было трудно, шпион, хоть и старый был. а ходил стремительной походкой - для маскировки обычно в магазин.

В свои семь-восемь лет мы с Иркой очень мало смогли узнать о шпионе, Ирка, думаю, до сих пор не знает, что мы преследовали Василия Витальевича Шульгина, того самого, монархиста и антисемита, который убедил Николая Второго отказаться от престола.

А пеликаны - там, за ивой.



здесь они даже видны: )
naechste: (Default)
Совсем маленькая грустная история из серии "Осуществляются мечты ©" - в пару к предыдущей.

Была у моей подруги Ирки в студенческие годы такая подростковая мечта: в каком-нибудь серьёзном обществе, при большом скоплении солидных людей - вдруг громко крикнуть: "ВСЕ ВОН ОТСЮДА!".

Конечно, она могла бы это сделать, например, на лекции или на каком-нибудь собрании. Но Ирка только снаружи была эпатёром и хулиганом, а внутри - воспитанным и деликатным человеком, поэтому ей очень не хотелось обижать знакомых людей, выпирая их таким хамским образом за дверь. Да и понимала, что можно схлопотать. Вот так и жила, терзаемая неосуществимостью своей мечты.

Её прадедушкой с одной стороны был революционер-народник, а с другой, видимо, сидел купец какой-нибудь, который её и подзуживал: "Крикни!". Довольно непорядочно с его стороны - самому, видимо, слабо было, вот и решил реализовать хулиганскую мечту в потомке. А дедушка-народник тихо просил: "Не надо этого делать, пожалуйста". Но, как у них с народом ни фига не вышло - интеллигенция! - так и с Иркой он потерпел полное фиаско.

Сидя как-то на главной площади в Праге, куда мы ездили по какому-то обмену, Ирка решилась, наконец, осуществить свою мечту. Место было идеальное, и эту возможность никак нельзя было упустить. Ведь никто не обидится, потому что ничего не поймёт. Это было, конечно, трусливое осуществление мечты, половинчатое, но оставить мечту совсем неосуществлённой Ирка не могла.

"ВСЕ ВОН ОТСЮДА!" - набрав в лёгкие воздуха и набравшись храбрости, крикнула Ирка. Ничего в мире не изменилось. Люди по-прежнему спешили по своим делам, только проходившая мимо пара удивлённо обернулась, и кто-то пробормотал по-русски: "Вот дура-то, сама вон пошла".

А это тоже хулиган - потолочный:

36 kb


Да, и хороших всем выходных. Мы сейчас уезжаем до понедельника

Profile

naechste: (Default)
naechste

March 2015

S M T W T F S
1234567
891011121314
1516 1718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 06:56 am
Powered by Dreamwidth Studios